Булька - Часть 4-я

Булька

Уникальный нюх Бульки в первую очередь ценили охотники и, благодаря отцу моего мужа, несколько раз приглашали нас на охоту. Мы все втроем ездили с удовольствием. Правда, в процессе охоты стояли, как тяжелые кули, на месте без права передвижения. Но наблюдать охоту нам нравилось. Нравились и сами охотники Подмосковья – группа немолодых мужчин, спокойных, скромных, со здоровым чувством юмора.

Для них собака такого класса как Булька была в диковинку. Зайца так и не добыли, но интересных и забавных эпизодов было много.

Мы, к примеру, узнали, что такое охота со стаей гончих, и почему в стае гончие разного роста. Большие, которые обладают «верхним» чутьем, то есть ловят запах дичи по воздуху. И маленькие, как наш Булька, имеющие «нижнее» чутье, то есть «берущие» след с земли.

Большие гончие очень быстрые, во время гона обгоняют маленьких, но то и дело теряют след. Маленькие же не отрывают носа от земли, поэтому не теряют следа. И если большие гончие теряют след, они тут же возвращаются к маленьким и бегут некоторое время рядом, пока не поймают снова запах.

У больших гончих и функция на охоте другая. Они быстрее добираются до добычи и останавливают, а то и хватают ее. Маленькая же гончая зверя не догоняет, а только «указывает» его нахождение. Но уж за то время, пока она «проутюжит» след своей добычи, она настолько хорошо запоминает ее запах, что не спутает ни с каким другим.

Любопытно, что когда Булька возвращался после гона, весь его подбородок и губы бывали начисто сбриты травой, только розовая с черными крапинками, воспаленная кожа оставалась – вот как увлекался вынюхиванием. Однажды он вот таким образом «утюжил» несколько часов след своего зайца. Убили же его охотники из другой группы.

И вот мы все собрались после гона на лесной дороге.. Стоим с рюкзачками. «Удачные» охотники, как водится, насмехаются над «мазилами», то есть нашей командой. Булька же, между тем, беспокойно принюхивается, вертится как на углях. И вдруг с заливистым лаем бросается на мешок одного из «чужих» охотников, чуть ли не пытается стянуть его с плеч.

Сначала мы не поняли, в чем дело, но потом догадались, по чьей «наводке» застрелили зайца эти «удачливые» знакомые.

Тяжело нам, неподготовленным, пришлось в то время. Мы не знали, что все собаки, созданные долгой селекционной работой, для какой-то узкой специализации, обслуживают прежде всего эту специализацию. И особенно касается это правило древнейшего предопределения собаки – охотиться. Собака истово служит своему предназначению, не понимая, за что ее ругают и почему требуют совсем другого. Люди же не получают достаточной любви и преданности от верного своим инстинктам животного. Обе стороны идут разными дорогами.

Все-таки в одном мы нашли полное духовное слияние – в лыжных прогулках. Здесь Булькино желание нестись в поисках какого-нибудь следа нам удалось удовлетворить. Несись, наш дорогой пес, да только изволь это делать по лыжне и при этом тянуть за собой нас. Не всех троих, конечно, – кого-нибудь одного.

Счастливая кандидатура быстро определилась. Сынишка отпал сразу. Маленький и неуклюжий, он не мог удержать равновесия на лыжах и то и дело валился на снег. Муж считал неприличным, чтобы вполне здорового мужика катала на лыжах небольшая собачка. Что в собачке сидит дьявол, человек со стороны догадаться никак не смог бы. Сами понимаете, на кого указывал перст судьбы – на меня.

Как ни странно, мы с ним составили-таки счастливый союз. Его темперамент «заводил» меня, мой - его. Солнце, слепящее и бодрящее, вместе с обжигающим морозцем, искрящийся снег и стремительное движение вперед без каких-либо усилий – я чувствовала себя птицей. От возбуждения я забывала, как меня воспринимают. Обгоняя изумленных лыжников, я строила какие-то гримасы, кричала «посторонись!», веселила народ и веселилась сама. Мои за мной едва поспевали.

В общем, удовольствие прокатиться на Бульке скрашивало многие неприятные моменты нашей совместной жизни. Мы даже сделали специальную сбрую с длинным поводком, чтобы не затруднять собаке дыхания и легче маневрировать.

И вот по выходным мы вчетвером подъезжали на автобусе до Московской Окружной дороги, пересекали ее и попадали в лесной массив. Привязав на время Бульку к дереву, быстро одевали лыжи. Муж с сыном уходили немного вперед, чтобы иметь фору и «поддразнить» Бульку. Я сдергивала поводок с дерева и... - «ты лети с дороги, птица, зверь, с дороги уходи!»...

В первые годы наших катаний Бульку невозможно было остановить. Приходилось просто падать на бок, таким образом, «заякорив» его. Двигаться можно было только по прямой - поворотов он не признавал. Потом, довольно скоро он научился понимать мои команды, передаваемые только при помощи легкого подергивания постромка. Слегка подергаешь в правом направлении – поворачивает направо, влево – повернет налево, энергично тянешь назад – останавливается.

Одно портило нам веселье - это крупные собаки. Псы эти, под стать их хозяевам, были мало воспитаны и довольно агрессивны по отношению к собакам меньшего размера.

Видим мы где-нибудь впереди на лыжне такую «собачару», конечно, не на поводке. «Собачара» улавливает сзади громкое Булькино дыхание, секунду готовится к атаке и – с диким лаем на нас. Но для таких ситуаций я держу на-изготовку в руке лыжные палки и громко кричу «возьмите собаку на поводок!». Без колебаний тычу в нападающего пса лыжными палками. После этого хозяева быстро стараются поймать свою собаку, если только она не погналась за нами. Но сзади уже поспевает муж и, видя перевес в нашей силе, нападающая сторона бросает погоню.

Очень много шума. Отчаянно кричала я и лаял Булька, лаяла вражеская собака и кричал ее хозяин. Но таковы в то время были особенности русского катания на лыжах.

Вечером после катания мы любили сидеть дома на диване, включив обогреватель, и муж читал нам всякие книжки либо про животных, либо Конан-Дойля. Усталый и сытый Булька лежал на своем месте на спине и громко храпел. Но стоило мужу на минуту замолчать, Булька стихал, открывал глаза и удивленно смотрел на всех – мол, в чем дело!

Сейчас уже не осталось досады за погрызенную кожаную обувь, бывшую в те годы в большом дефиците, за украденную с кухонного стола и зверски искромсанную «головку» ветчины. Забавно вспоминать, как он от одиночества оглашал своим «иерихонским» воем наш двор, высунувшись в окно, и мы могли слышать его еще на подходе к подъезду, возвращаясь с работы...

Булька прожил одиннадцать лет. Умирал он тяжело, болел около двух месяцев, и причину болезни так и не смогли определить. У нас в то время хотя и появились в большом количестве платные ветеринарные лечебницы, но собак там лечили плохо. Вспоминать все сцены в этих лечебницах с попытками обследовать нашего заболевшего пса просто жутко. В конце-концов мы поняли, что он умирает, взяли отпуск и уехали с ним в деревню, чтобы, так сказать, отдать дань уважения и сказать последнее «прости».

Странно, за два последних месяца он как-то «смягчился» по отношению к нам. Всегда был готов приветливо помахать теперь только опущенным хвостиком, стал лизать наши руки, сразу приходил на зов. Он стал неожиданно и очень быстро слепнуть, но если мы отходили от него хоть на небольшое растояние, все равно, покачиваясь, шел в направлении звука нашего голоса. Такого не было в нашей совместной жизни. Однажды, уже слепым, он унюхал зайца и побежал за ним, натыкаясь на ветки, застревая в кустах...

Когда он умер, мы испытали очень тяжелое чувство не то чтобы утраты, а какого-то бессилия в связи с его жизнью и смертью. Раньше мы не могли подчинить себе его натуру. Так и оставался он, хотя и добродушным, но абсолютно независимым. А заболев, не позволил себя лечить. Поэтому и возникло желание как-то особенно похоронить его. Было 10 вечера. Мы положили Бульку в большую сумку, завернув его в покрывальце, взяли лопату и пошли через деревню к лесу. Над деревней грохотал гром – собиралась гроза. Путь же предстоял не близкий. Помню, что в тот вечер в деревенском клубе были танцы – а мы проходили мимо с сумкой и лопатой в руках. Народ подозрительно смотрел на нас. Но муж настоял на том, чтобы мы закопали нашу собаку в том месте, где она, живой, гоняла зайцев – за полем со скошенной пшеницей, на опушке леса. Что мы и сделали, отойдя на пару километров от деревни, ночью в вспышках приближающейся грозы...

Т. Савина

Ссылки по теме: 
Булька - Часть 1-я
Ссылки по теме: 
Булька - Часть 2-я
Ссылки по теме: 
Булька - Часть 3-я